Пауло Коэльо - Рождественская сказка
Большой Ух
atanow

   Как повествуется в одной знаменитой древней легенде, некогда в прекрасных рощах Ливана родились три кедра. Кедры, как всем известно, растут очень-очень медленно, так что наши три дерева провели целые века в раздумьях о жизни и смерти, о природе и человечестве. Они видели, как на землю Ливана прибыли посланники царя Соломона и как затем, в битвах с ассирийцами, земля эта омылась кровью. Они видели лицом к лицу заклятых врагов - Иезавель и пророка Илию. При них был изобретен алфавит; они дивились, глядя, как мимо проходят караваны, груженные красочными тканями. 

   И в один прекрасный день кедры решили поговорить о будущем.   

- После всего, что мне довелось повидать, - сказал первый, - я хотел бы превратиться в трон, на котором будет восседать самый могущественный царь на земле.
- А я хотел бы стать частью чего-то такого, что на веки вечные преобразит Зло в Добро, - сказал второй.  
- А что до меня, - сказал третий, - то я желал бы, чтобы люди, глядя на меня, всякий раз вспоминали о Боге. 

   Прошли годы и годы, и вот, наконец, в лесу появились дровосеки. Они срубили кедры и распилили их. У каждого кедра было свое заветное желание, но реальность никогда не спрашивает, о чем мы мечтаем. Первый кедр стал хлевом, а из остатков его древесины соорудили ясли. Из второго дерева сделали грубый деревенский стол, который позже продали торговцу мебелью.  Бревна от третьего дерева продать не удалось. Их распилили на доски и оставили храниться на складе в большом города. Горько сетовали три кедра: "Наша древесина была так хороша! Но никто не нашел ей достойного применения".  

   Время шло, и вот однажды звездной ночью некая супружеская пара, не нашедшая себе крова, решила переноевать в хлеву, построенном из древесины первого кедра. Жена была на сносях. Той ночью она родила сына и положила его в ясли, на мягкое сено.  И в тот же миг первый кедр понял, что мечта его сбылась: он послужил опорой величайшему Царю Земли. 

   Несколько лет спустя, в одном скромном деревенском доме люди сели за стол, сделанный из древесины второго кедра. Прежде чем они принялись за еду, один из них произнес несколько слов над хлебом и вином, стоявшими на столе.  И тут второй кедр понял, что в этот самый миг он послужил опорой не только чаше с вином с блюду с хлебом, но и союзу между Человеком и Божеством.

   На следующий день из двух досок третьего дерева сколотили крест. Через несколько часов привели израненного человека и прибили его к кресту гвоздями. Третий кедр ужаснулся своей участи и принялся проклинать жестокую судьбу. Но не прошло и трех дней, как он понял уготованную ему долю: человек, висевший на кресте, стал Светочем Мира. Крест, сколоченный из древесины этого кедра, превратился из орудия пытки в символ торжества.

   Так исполнилась судьба трех ливанских кедров: как это всегда бывает с мечтами, мечты их сбылись, но совсем иначе, чем они себе представляли.

Your Rain
Большой Ух
atanow

Dancing alone again, again the rain falling.
Only the scent of you remains to dance with me.
Nobody showed me how to return
The Love you give to me.
Mom never hugged me,
Dad loves a stranger more than me.

I never wanted to ever bring you down.
All that I need
Are some simple loving words.

You touched my body once,
It burns me still softly.
Never forgets, never again
Will be, I cry...

Out of my head and I don't know
What I found.
Over and over I feel
It break me down.

On the sidewalk of the city
Are my screams just a whisper?
Busy people going nowhere see me
Soak in the rain.
No compassion, nothing matters,
My resistence is waning
Like a flower in the basement waiting
For a lonely death...
 

Мечта
Большой Ух
atanow
     У меня есть одна мечта – когда-нибудь написать свою книгу. Но ни ради гонорара или славы, а просто чтобы понять себя. Когда я читаю искренние книги, я буквально чувствую автора, проникаюсь его самоощущением и миропониманием. Это как честное общение с другим человеком (как мало в жизни этой роскоши!). Суметь выразить себя в какой-то последовательности символов – разве это не удивительно! Но как трудно сделать подобный экстракт из своей жизни. Ведь для этого надо что-то в ней понять и осмыслить, прийти к каким-то собственным выводам. Наверное, даже, обрести некоторую целостность. 
     Есть некая ирония в том, что литература и правописание были моими слабыми предметами ) хотя я и всегда любил читать. Сейчас мне трудно представить, что я что-то пишу. Я совершенно не в состоянии. И для того, кто через много лет все-таки напишет книгу, я навсегда останусь в прошлом. Со своими страхами, глупостью и отчаянием…

?

Log in